Под лаской плюшевого пледа

Опубликовано: 16.06.2017

видео под лаской плюшевого пледа

Валентина Пономарёва Под лаской плюшевого пледа

В биографии Марины Цветаевой есть один очень необыкновенный эпизод, связанный с переводчицей Софьей Парнок. Поэтесса так втюрилась в эту даму, что ради нее оставила супруга Сергея Эфронта и перебралась жить к собственной новейшей подруге совместно с малеханькой дочерью, смотрите ссылочку. Вобщем, свидетели тех дальних событий утверждали, что 2-ух дам связывала не просто теплая дружба, они вправду были влюблены, и этот необыкновенный по тем временам роман продолжался без малого 2 года. О том, что основой этой женской дружбы была все-же любовь, свидетельствует стихотворение Цветаевой «Под лаской плюшевого пледа…», написанное в октябре 1914 года. Длительное время исследователи творчества поэтессы были убеждены, что это произведение посвящено потаенному хахалю Цветаевой. Ведь к этому моменту она уже разъехалась с супругом и поселилась совместно с Парнок на съемной квартире. Но детализированный анализ этого периода жизни поэтессы показывает на то, что конкретно в октябре 1914 года роман Цветаевой и Парнок был в самом разгаре.

Интимная близость меж 2-мя дамами – явление в наши деньки достаточно обыденное, но в дореволюционной Рф к схожим взаимоотношениям относились очень плохо. Все же, Марина Цветаева не побоялась предназначить собственному роману стихотворение, в каком сама задавалась вопросом, кто же в этой паре фаворит, а кому досталась второстепенная роль? Но одно безусловно – Цветаева была по-настоящему счастлива, хотя и не могла полностью понять, что все-таки с ней такое происходит. «Все перемучиваюсь вновь. В том, зачем не знаю слова, была ль любовь? », — вопрошает поэтесса и не находит ответа. Отношения с Софьей Парнок поэтесса называет не по другому, как «поединком своеволий». Но при всем этом не знает, какие чувства испытывала ее избранница, и были ли они такими же искренними и глубокими. «Чье сердечко — Ваше ли, мое ли летело галопом? », — недоумевает поэтесса и раз за разом на уровне мыслей ворачивается к тому, что ей довелось пережить. И здесь же рождается последующий вопрос: «Так и не знаю: одолела ль? Побеждена ль? ».


Екатерина Гусева «Под лаской плюшевого пледа» Романс на стихи М. Цветаевой


Попова Александра - Под лаской плюшевого пледа